Айым KG: Таалайкуль Сабырбекова, женщина, которая создала фонд, чтобы помогать тяжелобольным

Интервью 0

Агентство «Кабар» открывает постоянную рубрику Айым KG, в которой женщины, которые достигли успехов в карьере на государственной службе и в других отраслях рассказывают о своей деятельности, семье и отвечают на вопрос что такое быть женщиной руководителем.

Вторая героиня рубрики «Айым KG» председатель Общественного фонда «Эргэне» ТаалайгульСабырбекова. Она стала спасительницей для многих тяжелобольных пациентов, доставляя им бесплатные дорогостоящие лекарства из заграницы.

- Расскажите о себе?

- Я родилась и выросла в селе Кочкорка Нарынской области. Визит в поликлинику в 8 классе стал решающим, тогда пришла к мысли, что хочу стать врачом. После окончания школы я поступила в Медицинский институт на лечебный факультет. По окончании, распределилась на кафедру фтизиатрии клиническим ординатором. До ординатуры я не знала всей проблемы туберкулеза. После развала Советского Союза в стране были большие проблемы с лекарствами, питанием для больных. Тогда начали выявляться давно забытые, сложныеформы заболевания. Туберкулез – это социальная болезнь и она начинает активизироваться, когда население испытывает большой стресс, нужду. На протяжении всей моей деятельности, туберкулез остается для меня значимой проблемой и моя цель по мере возможности помогать больным туберкулезом.

Я проработала на кафедре и в отделении фтизиатрии, также помогала фонду «Мээрим», тогда в сотрудничестве с США была большая программа, которая была начата с визитаХиллари Клинтонв Кыргызстан в 1997 году. С того момента я начала вовлекаться в гуманитарные программы и узнавать, что есть донорская помощь и возможность их привлекать. Далее, я продолжила свою работу в проектах, нацеленных на рациональное использование лекарств и привлечение гуманитарной помощи.

- Как пришла идея открыть фонд «Эргэне»?

http://kabar.kg/site/assets/files/39677/19905211_886889001461951_8155433780249336938_n.662x0-is.jpg

- Вот так с каждым разом я начала вовлекаться в проектные работы и меньше в свою клиническую работу. Я верила, что я делаю больше, что могу принести больше пользы для своей страны,нежели бы работала в отделении. В 2006 году мои коллеги и партнеры, с которыми я до этого работала стали советовать открыть свой фонд. И мы создали фонд «Эргэне». Я учредила его самаи началаработус нуля. Одним из первых проектов, и до сегодняшнего дня остается продовольственная программа, поддерживаемая нашим американским партнером. Это дополнительное питание на поддержку социально уязвимых людей и больных туберкулезом. За все 12 лет нами привлечено более 40 морских контейнеров с питанием. Мы выяснили, что простойдоставки продуктов недостаточно, важно предоставить достоверную информацию о правильном питании, обучить простым и полезным рецептам приготовления пищи. Это моя важная и любимая часть работы. Вообще, весь организм человека на сто процентов зависит от того, что мы едим. Моя работа помогла мне изменить меню в собственной кухне, а идеи были воплощены в книгу рецептов, которую также удалось написать и выпустить благодаря поддержке доноров.

Насколько я знаю, вы помогаете в борьбе с раком, не так ли?

Да, это вторая часть работы нашего фонда, и тоже значимая для нас. С 2007 года мы стали поднимать вопросы ранней диагностики рака молочной железы, впервые внесли термин Розовой ленты – международного символа борьбы с раком молочной железы. В этой работе нам очень помогло сотрудничество с кафедрой онкологии, ее заведующей профессором Индирой ОрозобаевнойКудайбергеновой. Наше проектное предложение было поддержано Швейцарским офисом по сотрудничеству и стало возможным начать программу по ранней диагностике рака молочной железы, открыть лабораторию иммуногистохимии, которое в разы повышает эффективность лечения.

Многие ошибочно полагают, что рак неизлечимое заболевание. Это происходит потому, что поздно диагностируется или не долечивается, и в обществе мы узнаем о тех, кто умер, а те, кто выздоровел, не хотят обсуждать.

Почему же?

Потому что есть стигма. Кому хочется, чтобы его жалели или обсуждали его болезнь? Но ситуация изменилась. Я благодарна, что встретила таких замечательных и сильных людей, как ТынараКасымалиева, АйгульКулдаева, ГульмираАбдразакова, Нурия Темирова и многих других женщин, которые научили меня многому. Это первые женщины, которые смело и открыто заявили, что рак победим, и они вносят огромный вклад в борьбу с раком каждый день. А еще у нас есть волонтеры, которые безвозмездно дарят свое время, силы и знания и их вклад просто неоценим. Сейчас онкологии стало уделяться больше внимания, но обеспечение лекарствами против опухоли остается по-прежнему нерешенной. Нет программ по ранней диагностике и поэтому большое количество поздней диагностики. Поэтому наши усилия направлены на повышение уровня знаний и населения и среди медицинских работников. При ранней диагностике и комплексном лечении, рак излечим.

А если все-таки опухоль выявлена на поздней стадии или лечение не помогло?

На это есть ответ – это паллиативная помощь. Она уже развивается в Кыргызстане. Теперь как раньше в больницах не должны говорить: «Вам уже ничего не поможет, заберите домой». Сейчас после выписки таких пациентов по месту жительства должны встретить и оказывать паллиативную помощь до последнего вздоха, чтобы они не испытывали никаких симптомов болезни и страданий.

Наш фонд наряду с другими неправительственными организациями, создал Ассоциацию паллиативной и хосписной помощи. Ее цель – развитие этого вида помощи, привлечение средств, оборудования, открытие хосписов, развитие волонтерского движения. А самое главное, обеспечить полный доступ к обезболивающим лекарствам для всех нуждающихся в паллиативной помощи больных.

-Это в будущем, а как обстоят дела сейчас?

По доступу пациентовк обезболивающим, у которых поздняя стадия рака, очень большие проблемы. В среднем, всем больным раком в стране в год необходимо 16-17 кг морфина. Но, по полученным данным больным было назначено всего 570 граммза год, это свидетельствует, что у тяжелобольных людей колоссальная нехватка обезболивающих. Вывод: пациенты умирают не получая положенного им лекарства. Они обезболиваются парацетамолом, или мягким опиоидомтрамадол. Однако,у этих препаратов есть потолочная доза, выше которой они вызывают побочный эффект. У наших врачей и населения есть страх перед морфином. Многие думают, что это наркотик, а на самом деле это эффективноелекарство от боли.

-Так подробно знаете вопросы паллиативной помощи, и кто помогает вам?

Благодаря поддержке фонда Сорос, я прошла обучение в Висконском университете США – это была двухлетняя стипендиатская программа по политике боли. Эти знания я просто обязана использовать для изменения ситуации в оказании помощи тяжелым больным. Паллиативная помощь это объемное понятие, она включает в себя и психологическую, и социальную, и медицинскую помощь при всех видах заболеваний и даже просто при немощи от старости. Я уверена, что нам под силу развить этот вид помощи и сделать все возможное для снижения ненужных страданий.

Есть ли случай в вашей работе, оставивший отпечаток в памяти?

Я не могу забыть пожилого человека, которого сын оставил в доме престарелых в Сузаке. Ему было в тот момент примерно 75-80 лет, он почти потерял зрение. Он рассказывал, что его сын скоро вернется за ним и так сильно ждал его. Но сотрудники дома поделились со мной, что сын оставил его навсегда, и они скрывают от ата, чтобы не расстраивать его. Я не знаю мотивов его сына, но это так жестоко. Я часто вспоминаю его, наверное, потому что внешне напомнил дедушку Момуна из фильма Белый пароход, который не могу смотреть без слез.

- Расскажите о вашей семье?

- Мы с мужем в браке уже 33 года, у нас трое детей. Дочка замужем и ответственная мать троих детей. Я иногда корю себя, что плохая бабушка, потому что редко получается помочь ей с детьми. Но дочь понимает все и поддерживает меня.Старший сын в Германии, встретил свою супругу там, женился, воспитывают сына. Мы называем в шутку его «скайповый внук», и очень скучаем. Младший сын учится в университете. Дети не стали медиками, но я надеюсь, что внуки выберут эту профессию.

- Что вас больше всего вдохновляет?

Вера. Вера в Создателя, вера друзьям, коллегам. Я научилась разговаривать, быть убежденной и убеждать. Научилась гордиться и уважать добрых и смелых людей, доверять им. Я учусь у своих коллег, которые по летам даже младше меня, у своих детей. Я научилась слушать и слышать, не боятся нового. Учусь быть позитивной и не сдаваться в трудный момент. Оказывается все это и есть жизнь. Она и короткая и длинная одновременно. Ваша рубрика посвящена женщинам руководителям, ведь так? Из своего опыта хочу сказать, что руководить меня научил мой коллектив и чувство ответственности за все дела, что делает наш фонд.

И, конечно же, меня вдохновляет моя семья. У меня ничего бы не вышло без поддержки моего мужа и детей.

Беседовала Индира Камчыбекова

Комментарии

Оставить комментарий