• 84.79
  • 98.78
  • 1.21
  • 0.2

ИАЦ "Кабар": Что таит за собой лишение русского языка официального статуса

Аналитика 0

Читайте нас в Telegram, Facebook, Instagram, Twitter, ВКонтакте и ОК

А также смотрите в YouTube

С недавних пор в кыргызском обществе заговорили о статусе русского языка, который закреплен в Конституции страны Как ни странно об этом заговорили именно за год до планируемых в 2020 году парламентских выборов в стране. На этом фоне появились мнения, что подобные инициативы поднимаются ради того, чтобы заработать политические очки и поддержку среди националистически настроенных избирателей, как и такие мнения, что это делается на примере соседних стран, где уже произошли изменения в вопросе использования русского языка в жизнедеятельности государства и общества. Наряду с этим было озвучено и такое мнение, что призыв лишить русский язык в Кыргызстане официального статуса делается для того, чтобы снизить влияние России в республике. Тем не менее, большая часть экспертного общества не видит логики во всем этом, поскольку русский язык, по их словам, используется в многонациональном Кыргызстане в качестве языка общения и объединения. Эксперты указывают и на то, что при помощи русского языка ведется общение на разных уровнях с другими странами - партнерами по бывшему Советскому Союзу. Кроме того, вызывает технический вопрос лишения русского языка официального статуса, поскольку для этого будет необходимо внести изменения в Конституцию страны. А это, говорят эксперты, маловероятно в настоящее время, поскольку парламент не пойдут на такой шаг, да и действует мораторий на внесение изменений в Основной закон, что еще больше сужает поле для маневров. Эксперты дополняют, что, в конечном счете, это нанесет урон для государства, не даст ничего хорошего, кроме ухудшения отношений с Россией, где трудится почти один миллион наших сограждан.

Картинки по запросу Шерадил Бактыгулов Кабар

По этому поводу политолог эксперт по вопросам государственного управления Шерадил Бактыгулов говорит, что каждое мнение основано на понимании группы людей по статусу русского языка. Как пример, он указывает на тот факт, что подобные люди, говорящие об изменении статуса языка в Казахстане, не понимают того, как казахский язык вводится в соседнем государстве.

«Там, где-то 15 лет назад была принята стратегия развития казахского языка. Например, все, что мы сейчас видим, включая переход на латиницу, все это расписано в той стратегии. И соответственно, когда подходит время, Президент Казахстана издает соответствующие указы, чтобы узаконить ими те процессы, которые прописаны в стратегии», - говорит политолог, добавив, что «по этой причине сопоставлять ситуацию в Казахстане и Кыргызстане - это все равно, что сравнивать яблоко и апельсин».

Обращая внимание на лозунги о необходимости лишения статуса русского языка, озвученные в кыргызском обществе, эксперт указывает, что подобные заявления делаются в преддверии парламентских выборов, намеченные на 2020 год. Поэтому, говорит Бактыгулов, сейчас идет обкатка лозунгов, которая привлечет внимание общественности, даст возможность заручиться поддержкой среди разных групп избирателей, включая патриотически настроенных избирателей.

«Это те лозунги, которые не требуют больших финансовых вложений и больших усилий», - подчеркивает эксперт по вопросам госуправления.

Поэтому, говорит он, такие разговоры есть, и будут продолжаться.

Политолог также обратил внимание на то, что зачастую подобные лозунги звучат за год до выборов со стороны тех политиков, которые хотят привлечь к себе повышенное внимание избирателей и общественности. Бактыгулов напомнил, что политики, поднимающие подобные идеи, занимали и занимают самые низкие места на президентских выборах 2011 и 2017 гг. А на парламентских выборах 2010- и 2015 годов, возглавляемые ими партии занимали последние места.

«Поэтому с точки зрения политтехнологии, это самый не затратный в финансовом плане способ привлечь максимальное внимание к себе. То есть, они получили хороший, бесплатный промо о том, что есть такие политики», - говорит эксперт.

Касаясь процедурного момента лишения официального статуса русского языка в Кыргызстане, Бактыгулов согласился с тем, что для этого необходимо проводить Конституционный референдум, на котором будет поставлен вопрос лишения русского языка нынешнего статуса. «Это также могут сделать депутаты», - говорит эксперт.

Однако в этом вопросе имеется загвоздка, которая, как указал Бактыгулов, связана с тем, что в Кыргызстане имеется норма, согласно которой вносить изменения в Конституцию нельзя до 2020 года.


«Но были случаи, когда ее обходили и вносились поправки, к примеру, о статусе депутатов, а также последний референдум, по результатам которого были внесены поправки в действующий Основной закон», - напомнил политолог.


Бактыгулов также обратил внимание на то, что в последней инициативе, направленной на лишение действующего статуса русского языка в Кыргызстане, инициаторы требуют провести Конституционный референдум. «Но здесь как раз-таки политтехнологическая штучка, когда под соусом референдума, под соусом таких вызывающих наибольший резонанс в обществе тем, будут протаскивать вопросы уже другого порядка. Тут могут быть вопросы, касающиеся изменения системы государственного управления, такие как: изменение полномочий правительства, парламента, в пользу увеличение полномочий или наоборот», - говорит Бактыгулов.

И такая старая практика по-прежнему используется, говорит Бактыгулов, когда ставится один общественно резонансный вопрос, чтобы протащить более специфичные нормы, которые соответствуют интересам тех групп, продвигающие или инициирующие, в данном случае в очередной раз вопрос о лишении статуса русского языка.

Политолог согласился с тем, что данная инициатива несет больше вреда для государства, нежели пользу.

«Конечно, любой референдум, любые подобные политические обсуждения опят-таки отвлечение сил от насущных проблем», - говорит эксперт.

Он также указал на тот факт, что в этом вопросе необходимо понимать то, в чем состоит проблема. Бактыгулов привел в пример тот факт, что Фонд Эберта в 2016-2017 гг. проводивший исследования в 4 странах Центральной Азии выявил, что у молодежи Кыргызстана в возрасте от 14 до 29 лет очень хороший показатель владения государственным языком.

«Порядка 90% респондентов сказали, что они знают кыргызский язык, разговаривают на нем, пользуются им. Еще 3% сказали, что пользуются кыргызским, русским и английским языками. Это при том, что 70% были этнические кыргызы. То есть проблема среди молодежи решается. Проблема знания кыргызского языка касается старшего поколения граждан страны, и то среди людей из городского населения Чуйской области. Поэтому когда возникают такие инициативы надо смотреть на то, какой вопрос мы пытаемся решить, и что будет дальше в случае полной отмены русского языка», - говорит он.

Бактыгулов подчеркнул, что вся суть проблемы в Кыргызстане не использования кыргызского языка состоит в том, что государственный язык не может в полной мере передать суть вопроса. Как примеру, политолог указал на жалобы в школах по поводу отсутствия предметов на кыргызском языке.

«Давайте тогда посмотрим проблеме в лицо. А именно: есть ли у нас методики, хорошие наработки на кыргызском языке по химии, физике, математике. Ведь недостаточно просто перевести на кыргызский язык учебники по этим предметам, надо же чтобы они были доступны, а содержание понятным для детей. К учебникам же имеются требования, такие как язык изложения, понятность, все то, чтобы можно было донести мысль. А у нас пока идет заучивание, что позже забывается без закрепления», - отмечает эксперт.

Эксперт по вопросам госуправления также указал на тот факт, что при вводе государственного языка нужно смотреть еще и на финансовые модели, на то, как повысится за счет этого ВВП страны. «


Например, в Казахстане сделали именно так. Они там смотрели на то, как введение казахского языка отразится на росте ВВП Казахстана. Также это касалось и рабочих местах, то есть переводы и т.д. Там подход был понятный, причем в Казахстане переводчик – это квалифицированный человек, знающий предмет. При этом один переводчик может работать на трех языках – казахский, русский и один иностранный язык. А у нас такой работы не проводилось. У нас есть переводчики, но большинство работают, переводя с кыргызского на русский язык и наоборот. А если один человек работает на 3-4 языках, то и качество перевода становится не литературным, а бытовым или разговорным. И зачастую из-за таких переводов теряется предмет и объект», - отмечает эксперт по вопросам госуправления.


Он также добавил, что все делопроизводство хоть и ведется на двух языках, но приоритет отдается государственному языку, и в течении 5-7 лет все жители страны будут поголовно говорить на государственном языке. По этой причине Бактыгулов задается вопросом – зачем менять статус русского языка? Как и то, насколько процентов исполнение данной инициативы повысит ВВП страны? «Все понимают, что из-за мигрантов русский язык нужен, что признают сами авторы данной инициативы. Единственная претензия поднимающих вопрос в том, почему мы должны вести делопроизводство на двух языках – кыргызском и русском языке? Но опять же, если не ведется делопроизводство на двух языках, то будет теряться навыки знания использования русского языка», - добавил политолог.

В заключение Бактыгулов отметил, что проблема не в языке, а в отношении к языку.

«И от того, что будет поголовная грамотность на одном языке, не изменится ничего. Если мы будем так идти, то это элемент самоизоляции. Надо развивать кыргызский язык, но не в ущерб другим языкам, как русский язык, и в то же время не в ущерб кыргызскому языку. И этот баланс надо найти и выдержать», - сказал политолог, эксперт по вопросам государственного управления Шерадил Бактыгулов.

ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий