ИАЦ «Кабар»: Китай в Центральной Азии: попытки расширения связей с Туркменистаном

Аналитика 0

Китай всегда был очень активным игроком в Центральной Азии. Географическая близость подогревает всё больший интерес к тесному сотрудничеству, ведь страны центрально-азиатского региона являются привлекательными для серьёзных инвестиционных вложений. Каждая республика имеет больший, а что самое главное, неиспользованный потенциал. Китай тесно и плодотворно сотрудничает с Кыргызстаном, Казахстаном, ищет контакты с Узбекистаном, Туркменистаном. Дальнейшее сотрудничество стран Центральной Азии с большим и авторитетным соседом видится неизбежным и весьма перспективным.

Стоит добавить, Пекин видит в регионе Центральной Азии главную роль в обеспечении национальной безопасности самого Китая. Наряду с Россией, этот регион выступает для КНР в качестве некоего тыла, беспроигрышной опоры перед лицом все более нарастающих военных акцентов США в тихоокеанском бассейне. Заметно существует обеспокоенность Китая по поводу активизации Запада в отношении Центральной Азии на фоне неопределенности афганского фактора. Отмечается в ресурсе Central Asia Monitor.

Как пишет в своей работе «Китай и Туркменистан: региональное измерение» китаевед Руслан Изимов, «в экономическом плане Китай в целях преодоления ощутимого ресурсного дефицита и проблемы рынков сбыта не скрывает серьезных расчетов на соседние и близлежащие страны Центральной Азии, богатые недрами и остро нуждающиеся в идеологически не зацикленных финансово-торговых партнерах».

В последние годы Центральная Азия всё больше стала волновать страны Запада. Нельзя сбрасывать со счётов российские интересы в данном регионе, поскольку Россию связывают исторические аспекты тесного и братского сотрудничества ещё со времён СССР. В этих условиях Китай должен лавировать, чтобы не столкнуться с единственной и существенной проблемой, такой как области интересов и сферы влияния.

Изимов отмечает, что Китай может предложить перспективным партнерам практически всё и проявляет активность.

Всем известно, как структурно видна деятельность КНР в Кыргызстане по части строительства и реконструкции инфраструктурных объектов. Проблема же стран центрально-азиатского региона заключается в отсутствии необходимых средств и ресурсов для добычи, переработки и последующей реализации полезных ископаемых, а также имеющихся энергоресурсов.

«Нельзя не отметить, что, во-первых, деятельность Китая в целом способствует социально-экономическому развитию центрально-азиатских стран, повышению занятости населения и его образовательного уровня. Во-вторых, Китай при всем его благорасположении отнюдь не имеет альтруистических наклонностей, хотя и прибегает к адресной безвозмездной помощи. Крупные инвестиционные и кредитные средства, как правило, имеют условием приобретение китайского оборудования и техники, то есть работают на поддержание сравнительно высоких темпов роста китайской экономики», - пишет Руслан Изимов.

В итоге так называемая связка Китай и Центральная Азия, которую можно назвать продуктом и суммой сходящихся интересов ее участников, уже становится не ситуационным феноменом, а реальностью, претендующей на роль устойчивой долгосрочной тенденции.

Что касается интересов Китая в Туркменистане, то, по мнению китаеведа Руслана Изимова, «по мере углубления китайско-туркменских отношений у Ашхабада появляются объективные опасения по поводу попадания в сильную зависимость от КНР. Учитывая это, туркменские власти принимают меры по диверсификации путей и списка покупателей своих энергоресурсов».

Туркменистан наряду с Казахстаном стал одним из главных получателей китайских инвестиций из числа центрально-азиатских республик. Благодаря усилению энергетических связей, а точнее поставкам туркменского газа в Китай в больших объемах, Поднебесная стала для Туркменистана главным торгово-экономическим партнером, - отмечается в издании Central Asia Monitor.

«Сегодня наблюдается расширение присутствия китайского капитала в туркменской экономике. Вслед за инвестициями в энергетику китайские компании стали принимать участие в финансировании проектов в несырьевых секторах», - пишет Изимов.

Прежде всего, стоит сказать, что Туркменистан может стать крупным поставщиком газа в Европу и Южную Азию. Однако принимаемые меры пока не дают должных результатов.

Как отмечает Изимов, «не менее серьезные препятствия на пути расширения «газового» сотрудничества Китая с Туркменистаном, по мнению китайских экспертов, создает стремление Ашхабада диверсифицировать список покупателей туркменского природного газа. В данном случае имеется в виду начало реализации проекта ТАПИ. Но есть и сложности в реализации этого амбициозного проекта. Это, безусловно, позиции ведущих региональных игроков по отношению к нему. Как известно, Иран все еще не оставляет надежды построить альтернативную линию по транспортировке собственного газа в Пакистан. Этот проект имеет определенную привлекательность в глазах другого игрока – Китая. Строительство газопровода Иран - Пакистан, получившего название «Мир», открыло бы Китаю возможность наладить еще один стабильный канал доставки углеводородов на свою территорию наземным путем. А при рассмотрении проекта ТАПИ Пекин, прежде всего, исходит из своих планов по импорту туркменского газа».

Ещё одна проблемная сторона вопроса заключается в том, что ТАПИ объективно создает конкуренцию проекту Китаю, и его планам наращивать объемы импорта туркменской нефти. Как пишут китайские аналитики, используя свои связи в Талибане и афганской армии, США способны в будущем влиять на поставки с территории Афганистана, тем самым США будут иметь рычаги давления на Пакистан и Индию.

«Исходя из этого, вполне обосновано стремление туркменских властей балансировать участие региональных держав в своем энергетическом секторе», - говорит Изимов.

Существуют и положительные аспекты сотрудничества, которые сближают две культуры, помогая найти взаимные точки соприкосновения для дальнейшего углубления сотрудничества и понимания различных общих вопросов, которые в перспективе могут быть решены.

Как отмечает Руслан Изимов, «китайский проект культурного влияния в Туркменистане оказался одним из наиболее успешных. Несмотря на то, что здесь так и не был открыт Институт Конфуция, изучение китайского языка идет полным ходом. С недавних пор власти Туркменистана приняли решение вводить изучение китайского языка в качестве иностранного в нескольких районах страны. В свою очередь, в Китае уже несколько лет функционирует Центр китайско-туркменских исследований. Всё это является очень показательным процессом того, что в Пекине серьезно подходят к сотрудничеству с Туркменистаном».

Дальнейшее углубление двусторонних связей видится в осуществлении нескольких крупных совместных проектов. Безоговорочно, стержнем китайско-туркменского сотрудничества на долгие годы будут именно газовые связи. Китай сегодня уже стал главным импортером туркменского газа.

Туркменистан, в свою очередь, понимает, что Китай является наиболее надежным экономическим партнером, от потребностей и закупаемых им энергоносителей зависит экономическое развитие республики.

Антон Кубицкий
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий