• 84.79
  • 100.18
  • 1.11
  • 0.2

ИАЦ «Кабар»: Центральная Азия и влияния глобализации

Аналитика 0

На сегодняшний день все процессы, происходящие на мировой арене, характеризуются элементами влияния течений глобализации. Воздействие глобализации отражается на человеческом существовании. Центрально-азиатские страны в полной мере подвержены всем нюансам, которые сопровождают этот мировой процесс.

Идеологи глобализма утверждают сегодня, что глобализация – это объективно обусловленный процесс мирового развития, высший этап существования человеческой цивилизации. Являясь следствием технического прогресса, особенно в сфере информационных технологий и коммуникаций, он позволил, по существу, стереть государственные границы и предоставил неограниченные возможности, прежде всего для экономических и финансовых процессов мирового развития. Но, как и следовало ожидать, очень быстро процессы глобализации показали свой комплексный характер, охватив сферу политики, культуру и другие области человеческого бытия, унифицируя социальный уклад и сглаживая национальные особенности стран и народов.

Основным негативным фактором глобализационных процессов является рост различий между богатыми и бедными странами. В такой постановке вопроса в странах Центральной Азии данное различие имеет важное значение. Являясь привлекательной зоной для региональных и мировых держав, страны региона ощущают на себе дифференцированный подход в геостратегическом воздействии. Следует отметить, что глобализация предоставляет возможность влиять на центрально-азиатские страны, не прибегая к силовым методам. Основными акторами становятся транснациональные корпорации, деятельность которых в основном базируется на энергоресурсах, информации, коммуникационной сфере, а также военно-промышленном комплексе.

Как отмечает в своей работе «Государства Центральной Азии в условиях глобализации» доктор экономических наук Наби Зиядуллаев, «надо отметить, что на рубеже ХХ-XXI веков резко повысилось стратегическое значение новых суверенных стран Центральной Азии, обладающих огромными запасами нефти, газа, урана, золота и других полезных ископаемых. Эти республики стремились стать независимыми от России, развивать паритетные политические и экономические контакты с другими странами. За короткий срок они установили дипломатические отношения с большинством государств мира, стали членами ООН и других международных организаций, подписали сотни межгосударственных договоров и соглашений, вступили в весьма сложные торгово-экономические связи с более чем 150 странами мира. Однако в течение всего периода независимости отношения между республиками региона остаются весьма сложными и развиваются непоследовательно при одновременном действии двух противоположных тенденций: интеграции и дезинтеграции. Межрегиональные и межотраслевые противоречия когда-то единого народнохозяйственного комплекса, ранее компенсировавшиеся из союзного бюджета, автоматически трансформировались в межгосударственные. На участках узбекско-кыргызской, узбекско-таджикской, узбекско-казахстанской, кыргызско-таджикской границ, где они не демаркированы и не имеют характера признанных на международном уровне, возникли не утихающие и сегодня пограничные споры и конфликты. В конечном счете, ближайших соседей развели разнотипность моделей экономических и политических реформ, конкуренция за иностранные инвестиции и лидерство в регионе, несовместимые региональные и международные амбиции их руководителей, временами различные позиции по отношению к СНГ и России. Эти противоречия порождены геополитическими особенностями Центральной Азии. Так, ее богатые природные ресурсы оказались в замкнутом транспортном пространстве с ограниченными выходами на мировые рынки и сравнительно слабо развитой сетью коммуникаций, главным образом внешних».

Как рассказала эксперт Софья Калимова, «в современном глобализирующемся мире перед цивилизациями встает вопрос сохранения национальной, культурной идентичности. Но также следует помнить о том, что в сложившихся услови¬ях возможна и необходима иная стратегия глобальных цивилизационных перемен. Суть этого изменения заключается в том, что посредством именно диалога нескольких культур, возможно, достичь всеобщего прогресса и результата, тем самым не подавляя традиционную культуру техногенной. Современные коммуникационные процессы отражают оптимальную форму взаимоотношений между культурами, народами, государствами. Сегодня диалог культур становится важным международным инструментом регулирования политических, экономических, дипломатических конфликтов».

Диалог в условиях глобализации предполагает возможность и способность государства представлять свою индивидуальность как свободное волеизъявление личности на фоне движущегося мира, это возможность правового самоопределения в существовании других культур и общественных систем, это осмысление своей значимости в ходе развития мировой истории. Не случайно ЮНЕСКО отмечает, что «в новом тысячелетии нам уготовано жить и работать перед лицом открытий и потерь. Глобализация полностью обнажила взаимоотношения человечества. Человек оставлен один на один со своей судьбой, и это тревожная перспектива».

«Кыргызстан, будучи полиэтническим и поликультурным государством, являясь одним из древнейших очагов центрально-азиатской культуры, сегодня стоит на распутье нескольких цивилизаций и культур. Согласно данным первой Национальной переписи населения Кыргызской Республики, в нашей стране проживает более 90 этносов, 12 из которых имеют численность более 20 тысяч человек, а по данным Института этнического развития Ассамблеи народов Кыргызстана, в стране с общей численностью населения в 5 млн. человек прожи¬вают представители 154 этносов», - отмечает Калимова.

Необходимо помнить, что культурная просвещенность всегда играла, и будет играть одну из важнейших ролей не только в социальной жизни, но и в политическом плане с учетом всех национальных и традиционных особенностей. Инструментом изучения культурной традиции и культурного наследия в целом, обмена культурными ценностями и сотрудничества между этносами и является межкультурный диалог.

Важность изучения межкультурного диалога очевидна. Но изучение вопросов культурного диалога в Центральной Азии свидетельствует также о том, что в новом тысячелетии в этих вопросах вновь наблюдается спад. Практически прекратила свою деятельность Ассамблея культур народов Цен¬тральной Азии. Причины этого несколько иные, чем на рубеже 80–90-х годов. Конечно, в ряду причин присутствуют и экономические трудности, наблюдающиеся в большинстве стран региона и отрицательно сказывающиеся на сотрудничестве в этой сфере, но основными являются другие.

В своей статье «Центральная Азия выбирает между глобализацией и регионализацией», кандидат политических наук, доцент кафедры мировых политических процессов факультета политологии МГИМО Иван Сафранчук отметил, «вопрос, как именно новые технологии изменят международную политику и мировой порядок, остается открытым. Возможно, верх возьмет тенденция глобализации, когда роль национальных правительств снизится, и субъектами глобализации станут развитые регионы/области в различных частях мира. При этом мегаполисы разделяют огромные пространства, отданные на откуп новым варварам, тем, кто не получил доступ в новую современность и отброшен за пределы цивилизации. Теперь, на новом витке развития технологий и ожидаемых в связи с этим перемен, такое направление мысли опять набирает силу. Регионализации в «новой реальности» будет также способствовать покупательная способность и емкость рынков сбыта. Поскольку технологическую и образовательную базу под «новую реальность» могут создать и поддерживать лишь развитые страны, они же предоставят и рынки сбыта, так как их жители располагают соответствующим уровнем покупательной способности».

Как указывает Boston Consulting Group, «одним из следствий этих процессов станет то, что глобальное производство будет все чаще становиться региональным. Поскольку низкозатратные производственные центры существуют во всех регионах мира, большее число товаров, потребляемых в Азии, Европе и Америках, будет сделано вблизи дома». Процесс возвращения в развитые страны ранее вывезенных производств и технологий уже начался.

В данный довольно сложный период странам Центральной Азии в целом и Кыргызстану в частности, нужно проявить, и внимательность, чтобы вовремя реагировать на меняющиеся аспекты всесторонних изменений, но и дальнозоркость, чтобы не упустить различные возможности для собственного развития.

Антон Кубицкий
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий