• 84.8
  • 100.73
  • 1.1
  • 0.2

В убийстве матерью новорожденного не может быть смягчающих обстоятельств – депутат предлагает убрать статью из УК КР

Парламент 0

Бишкек, 04.06.19. /Кабар/. На общественное обсуждение с 4 июня 2019 года выносится законопроект «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты (в Уголовный кодекс КР, Кодекс «О проступках», Уголовно-процессуальный кодекс КР, Кодекс КР «О нарушениях»)».

Инициатор - депутат Жогорку Кенеша Асель Кодуранова.

Согласно документу, несмотря на заявленную гуманизацию в рамках разработки нового Уголовного кодекса КР 2017 года, по некоторым параметрам уголовной ответственности детей от четырнадцати до восемнадцати лет, фактически допущено необоснованное ее ужесточение. Так, по старому УК КР 1997 года несовершеннолетние лица от 14 до 16 лет привлекались к ответственности лишь за квалифицированные составы хулиганства (с ч.2 ст. 234 УК КР), а в новом – допускается привлечение к уголовной ответственности с 14 лет и за состав простого хулиганства, то есть в целом по ст. 266 УК КР. В этой связи предлагается уточнить редакцию ст. 30 УК КР «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность», в части установления возможности привлечения к уголовной ответственности детей, достигших 14 лет только по части 2 ст. 266 УК КР.

В противном случае, некорректная жесткая позиция законодателя по данному вопросу повлечет неоправданное увеличение количества судимых детей от четырнадцати до шестнадцати лет за такое достаточно распространенное преступление как хулиганство.

Также действующий Уголовный кодекс во всех статьях, направленных на защиту интересов ребенка, содержит признак «заведомости», который в приложении к УК КР раскрывается как «Заведомо - осознание действующим лицом определенного факта, обстоятельства как явного, очевидного, не подлежащего сомнению». То есть для того, чтобы привлечь виновное лицо в убийстве ребенка к уголовной ответственности по ч. 2.ст.130 «Убийство», следователю необходимо доказывать признак «заведомости», что порою бывает весьма затруднительным. В результате убийство ребенка за недоказанностью данного квалифицирующего признака может быть переквалифицировано на часть 1 ст.130, где санкции предусмотрены значительно мягкие, что полагаем недопустимым, учитывая, что потерпевшим от данного преступного посягательства является ребенок до 18 лет.

Таких статей, где законодатель указал в качестве квалифицирующего признак «заведомости» в Уголовном кодексе всего 14: статья 130. Убийство, статья 136. Доведение до самоубийства, статья 137. Склонение к самоубийству, статья 138. Причинение тяжкого вреда здоровью, статья 143. Пытки, статья 144. Истязание, статья 153. Незаконное проведение опытов на человеке, статья 161. Изнасилование, статья 158. Насильственное донорство, статья 162. Насильственные действия сексуального характера, статья 166. Вовлечение в занятие проституцией, статья 168. Вовлечение заведомо несовершеннолетнего в порнобизнес, статья 170. Похищение человека, статья 173. Принудительное использование труда (рабский труд).

В отношении взрослых преступников при назначении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров максимальный срок наказания был по новому УК снижен до двадцати лет лишения свободы (ранее по совокупности приговором было возможно назначить до тридцати лет), что объясняется с заявленными разработчиками трендом на гуманизацию уголовной политики. Однако в отношении детей от четырнадцати до восемнадцати лет произошло ужесточение по данному вопросу, что является необоснованным. Если ранее максимальный срок по совокупности преступлений или приговоров составлял десять лет лишения свободы, то в нынешнем УК добавлено, что «в случае, если одно или более совершенных по совокупности преступлений являются особо тяжкими, максимальный срок составляет двенадцать лет лишения свободы». Ситуация получилась слегка абсурдная – взрослым преступникам предел назначения наказания в виде лишения свободы по совокупности приговоров понизили, а детям от четырнадцати до восемнадцати лет – подняли. В этой связи предлагается вернуться к тем пределам, которые были установлены УК 1997 года.

Кроме того, законодатель устанавливает срок пробационного надзора и для взрослых, и для детей от шестнадцати до восемнадцати лет от года до трех лет. Очевидно, что подход законодателя должен быть дифференцированным в зависимости от возрастного статуса правонарушителя. Поэтому предлагается срок пробационного надзора для детей о шестнадцати до восемнадцати лет снизить от шести месяцев до одного года. К примеру, в соседнем Казахстане установлен срок пробационного надзора для несовершеннолетних до одного года.

Норма об уголовной ответственности за убийство матерью своего новорожденного ребенка (ст.133 УК КР) перекочевала из прежнего УК КР 1997 года (ст.100), эта же норма была и в УК Киргизской ССР 1961 года (ст.97). В теории права этот состав преступления относят к так называемым привилегированным, то есть к составам преступлений со смягчающими обстоятельствами, что является спорным. Некоторые эксперты относят такой состав даже квалифицированным составам убийства, учитывая цинизм обстоятельств совершения преступления, а также то, что субъектом преступления является собственная мать новорожденного, при этом потерпевший находится в беспомощном состоянии. Более корректным представляется квалифицировать убийство новорожденного матерью ребенка как убийство ребенка в беспомощном состоянии, т.е. п.9 ч.2 ст. 130. При этом потерпевшему совершенно без разницы, кто убивает его, мать или постороннее лицо. Уголовный закон должен одинаково охранять интересы новорожденного, вне зависимости от субъекта преступления. В этой связи предлагается ст. 133 УК КР исключить.

Полный текст законопроекта можно скачать по ссылке.

Комментарии

Оставить комментарий