• 84.79
  • 95.18
  • 1.14
  • 0.2

ИАЦ «Кабар»: Евразийская интеграция: существует ли запас прочности?

Аналитика 0

Читайте нас в Telegram, Facebook, Instagram, Twitter, ВКонтакте и ОК

А также смотрите в YouTube

В последнее время всё чаще можно услышать мнения о том, что многие политические, или экономические объединения находятся в шатком положении. Среди причин называются, и экономически нестабильная мировая картина, санкции различного рода, которые направлены против России, неустойчивая политическая платформа во многих государствах.

Каковы перспективы евразийской экономической интеграции в условиях, когда, казалось бы, интересные интеграционные проекты в мире один за другим теряют свою актуальность? Политические элиты в самых разных странах мира под давлением местных производителей вынуждены принимать меры в пользу государственного протекционизма. И Brexit (Выход Великобритании из Европейского союза), и застрявший договор о зоне свободной торговли между ЕС и США, и отказ Трампа от участия США в Транстихоокеанском партнерстве — все это звенья одной цепи, которая может оказать серьезное влияние на Евразийский экономический союз. Или не может?

Как рассказала эксперт в области экономики, аналитик ЕАЭС Нонна Каграманян, «пока ЕАЭС активно расширяется. Сегодня союз — это пять государств (Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Кыргызстан) с населением 183 млн. человек и совокупным ВВП $2,2 трлн. В 2015 году было подписано соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Вьетнамом. А в декабре прошлого года, принято решение о начале переговоров по заключению соглашений о свободной торговле с Ираном, Индией, Египтом, Монголией, Сербией и Сингапуром. На начальном этапе предполагается снятие торговых пошлин по отдельным видам товаров с учетом интересов участников ЗСТ».

Как отмечает Каграманян, «к ЕАЭС присматривается и Молдавия, президент которой Игорь Додон после прихода к власти объявил о заинтересованности в сближении с Россией. В январе на встрече в Москве Игорь Додон и председатель коллегии ЕЭК Тигран Саркисян договорились начать подготовку Меморандума о сотрудничестве между Евразийской экономической комиссией и Республикой Молдова».

Но не является ли продолжающееся расширение зоны свободной торговли рискованным с точки зрения учета интересов всех членов ЕАЭС?

«Нашим государствам не всегда удается договориться друг с другом даже в двустороннем формате, что подтверждают, например, нефтегазовые споры России и Белоруссии, вызванные падением цен на энергоносители и сырье. Совсем недавний приграничный конфликт Казахстана и Кыргызстана, из-за чего был заторможен товарный путь в зону торговли Единого Экономического Союза. Единый рынок породил и такое явление, как реэкспорт «санкционных» товаров в Россию через территорию Белоруссии. Не стоит забывать и об активности на южных рубежах, которую пытается проявить Китайская Народная Республика. Поток товаров из которой пока слабо поддаётся контролю», - подчеркнула эксперт.

По мнению Каграманян, «серьезные споры возникают периодически между производителями за доступ к государственному заказу. Например, белорусская сторона успешно оспорила в суде ограничения для иностранных предприятий на участие в конкурсах госзакупок вещевого имущества для нужд органов исполнительной власти РФ. А российские производители шерстяных тканей, в свою очередь, обвиняли Минск в господдержке одного из своих текстильных предприятий, которая осуществлялась, по их мнению, с нарушением положений договора ЕАЭС. Такие споры происходят регулярно, и для их разрешения у ЕАЭС есть собственный суд».

Подобный опыт необходим и Кыргызстану. Поскольку страна только начала втягиваться во многие процессы нового объединения и должна иметь осведомлённость о происходящих механизмах в странах-партнёрах, чтобы избежать дальнейших проблем.

Также как отмечает эксперт, «свободная торговля предполагает не только отсутствие таможенных барьеров, но и создание условий для беспрепятственного движения товаров, услуг и рабочей силы. Для этого необходимо на всем пространстве иметь единую систему технического регулирования, унифицированное законодательство в сфере защиты труда и интеллектуальной собственности, общие условия торговли с третьими странами и многое другое. В общем, для успешной координации, казалось бы, исключительно экономических и технических вопросов в известной степени требуется политическая воля. И чем больше участников в подобных объединениях, тем труднее правительствам государств приходить к консенсусу».

Такие масштабные экономические интеграционные проекты, как ЕАЭС, с еще более обширной зоной свободной торговли не могут не иметь социально-политического измерения.

И здесь, как говорит Нонна Каграманян, «очень важно поддерживать баланс интересов между всеми участниками. Иначе союз быстро достигнет потолка развития, и в итоге будет запущен процесс дезинтеграции. Подобную картину мы сейчас наблюдаем в ЕС, который тоже начинался как экономический проект. Стремительное расширение Евросоюза в 2000-х годах, обусловленное геополитическими соображениями, привело к тому, что ЕС в своей структуре является крайне неоднородным практически по всем показателям. А это, в свою очередь, привело к разобщенности его членов и неспособности действовать сообща, как в случае с распределением квот на прием беженцев. Кроме того, экономическая пропасть между странами — членами Евросоюза привела к тому, что целые отрасли экономики государств Восточной Европы фактически принадлежат иностранному бизнесу. Получается своего рода ловушка, из которой невозможно выбраться», - отмечает эксперт.

Что нужно сделать, чтобы в возможной степени избежать подобного сценария для ЕАЭС?

Как отвечает Нонна Каграманян, «с самого начала необходимо заложить принцип членства на индивидуальных условиях для каждой страны исходя из национальных интересов всех участников. Этот принцип должен быть противопоставлен принятой в ЕС «гармонизации», которая фактически уничтожила государственный суверенитет членов союза, особенно самых бедных».

Бизнес должен выйти на передовые позиции и играть наиболее важную роль во всех переговорных процессах, нацеленных на создание экономических зон свободной торговли. Ну, а роль проводников, которые будут обеспечивать движение информации, должна быть отведена деловым объединениям.

Как рассказала Каграманян, «как реальный пример вышеупомянутого, стоит отметить то, что Евразийская экономическая комиссия совместно с Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия» планирует проведение ряда региональных семинаров по актуальным вопросам торговой политики как внутри ЕАЭС, так и в рамках торговли с третьими странами. Не исключением станет и Кыргызстан, который также будет вовлечён в обширную программу намеченных семинаров», - отмечает эксперт.

Сегодня идет активный сбор проектов компаний, экспортирующих в страны — потенциальные участницы ЗСТ, с целью формирования позиций ЕАЭС по внешнеэкономической деятельности и защиты интересов евразийских деловых кругов.

Как подчёркивает Каграманян, «принципиальные правила игры внутри ЕАЭС должны оставаться едиными, но отдельные члены союза в состоянии осуществлять взаимодействие по конкретным вопросам в двустороннем порядке на тех условиях, которые согласовываются главами этих государств».

«То же самое касается и гуманитарного пространства, включая свободу передвижения, право на ведение трудовой и предпринимательской деятельности и тому подобное. Интеграция в гуманитарном измерении должна следовать за выравниванием экономических показателей между странами-участниками и регулироваться дополнительными двусторонними соглашениями», - говорит эксперт.

Возможно, с одной стороны, такой подход может снизить популярность ЕАЭС и затормозить процесс расширения, с другой — придаст союзу стабильную основу на много лет вперед и позволит избегать конфликтов интересов.

Материал был подготовлен при участии эксперта и аналитика Нонны Каграманян.

Антон Кубицкий
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий