• 89.17
  • 96.5
  • 0.97
  • 0.2

Нет причин для беспокойства — президент ответил на вопросы о руднике Кызыл-Омпол

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

Президент Садыр Жапаров 19 февраля во время встречи с жителями Тонского и Кочкорских районов в городе Балыкчы заявил, что государство своими силами намерено без вреда для экологии разрабатывать месторождение Кызыл-Омпол. После этой встречи тема разработки урана стала актуальной, и в социальных сетях пользователи начали выражать различные опасения. Действительно ли есть повод для этого? Президент Садыр Жапаров в очередном интервью агентству «Кабар» ответил на вопросы, касающиеся разработки данного месторождения.

— После вашей встречи с жителями Балыкчы в СМИ и социальных сетях возобновились обсуждения вопроса об уране и месторождении Кызыл-Омпол. Какими будут первые шаги по открытию шахты?

— Прежде всего следует избегать использования термина «урановый рудник». Так ее называют те, кто занимается популизмом на политической арене. Я могу утверждать это как человек, который уже год тщательно занимается изучением данного вопроса.

Мы должны называть это месторождение титаномагнетитовым, поскольку 95% руды составляет титаномагнетит.
- титаномагнетит (95%);
- фосфор (3%);
- цирконий (2%);
- торий (0,22%);
- уран (0,17%).

Как видите сами, почти весь состав руды - титаномагнетит. Кроме того, присутствуют фосфор, цирконий и торий, и далее, как вы видите, уран составляет 0,17%.

Независимо от места добычи полезных ископаемых, каждый источник содержит разнообразный состав элементов. Но, как вы видели выше, они присутствуют в небольших количествах. Возьмем, к примеру, Кумтор. Здесь присутствует не только золото, но и в разных пропорциях серебро, медь, сера и другие элементы.

Теперь вернемся к Кызыл-Омполу. Мы не ограничимся добычей только титаномагнетита. Мы будем перевозить руду и в Кара-Балте отделять каждый компонент. После этого мы будем продавать их как сырье любой стране, заинтересованной в покупке. 100% полученных средств будут направлены непосредственно в республиканскую казну.

— Рядовые граждане выражают беспокойство о состоянии окружающей среды. Кто будет определять, наносит ли эксплуатация месторождения Кызыл-Омпол вред окружающей среде или нет?

— Не стоит пугаться, когда речь заходит об уране. Прежде всего, нам необходимо знать о типах урана и понимать, на каком уровне он начинает представлять опасность. Кроме того, содержание урана в титаномагнетите составляет 0,17 %, что весьма незначительно. Наш уран представляет собой сырье и не является опасным в таком состоянии. Опасаться нужно обогащенного для определенных целей урана. Именно такой уран представляет угрозу. При этом мы должны быть осторожны и воздерживаться от заявлений о том, что наш уран абсолютно безвреден. После его отделения при хранении и транспортировке, конечно, мы должны быть очень осторожны. Специалисты должны проявлять максимальную бдительность в этом вопросе.

А теперь, отвечая на ваш вопрос о том, наносит ли это вред окружающей среде, я скажу следующее. В настоящее время мы не можем возделывать то место. Ничто не растет. Это обусловлено тем, что под землей находятся элементы урана и других редких драгоценных металлов. Также нельзя пить воду из подземных источников, потому что она проходит через уран и другие металлы.

После вывоза руд оттуда земля немедленно подвергнется рекультивации. Хвостохранилищ, аналогичных Каджи-Сай и Мин-Куш, там не будет, потому что руда там не будет перерабатываться. Останется чистое место. После этого эти земли можно будет использовать для сельскохозяйственной деятельности. Там можно будет сажать ячмень, пшеницу, абрикосы, яблоки и другие фрукты и овощи.

Воду из источника можно будет использовать в качестве питьевой воды. Потому что весь уран и другие элементы будут вывезены, и место будет очищено. Ничего кроме песка и гравия не останется. Поэтому не нужно кому-то делать просто так популистские выкрики, будто является опытным специалистом по урану.

Мы 30 лет были заняты лишь одной политикой и убили свою экономику. Мы отстаем от соседних стран на 50 лет, не говоря уже об европейских странах, но теперь уже хватит. Мы должны продолжать делать любую работу, от которой будет хоть небольшая экономическая выгода для государства. Давайте хотя бы в ближайшие 10 лет дойдем до уровня соседних стран.

— Есть те, кто говорит, что оно расположено в зоне биосферы, поэтому никакой промышленной деятельности там не будет?

— Если он будет включен в зону биосферы, соответствующие органы рассмотрят его и примут решение. И промышленной деятельности не будет. Будет вывезена только руда.

— Есть предложения о создании независимой комиссии. Будет ли работа этой комиссии открытой? Будет ли предоставляться информация общественности?

— Информация будет предоставляться открыто. Государству нечего скрывать.

— Когда будет готово технико-экономическое обоснование разработки месторождения? В целом, какова экономическая выгода?

— С экономической стороны выгода большая. Можно сказать, что открылся второй «Кумтор». Там есть около 10 месторождений. Мы получим более 2 млрд долларов чистой прибыли от одного только месторождения.

В прошлом году чистая прибыль «Кумтора» составила более 300 млн долларов, и предприятие заплатило около 30 млрд сомов налогов. Если это месторождение заработает, оно также принесет пользу народу и государству.

— Может ли государство разрабатывать данное месторождение самостоятельно?

— 100% сможет, у нас есть для этого все силы и знания. Если не будет хватать специалистов, мы наймем их из-за границы. Ежегодно мы отправляем в Россию около 50 ребят и обучаем их этой специальности.

— Если будет разрабатываться Кызыл-Омпол, кому будут продавать добытый уран?

— Продавать будем всем, кто попросит. Чем больше у нас будет рынка, тем лучше. Мы не будем продавать только торий, по возможности мы сохраним его для будущих поколений. И знаете почему? В будущем уран будет заменен торием. Придет время, когда 1 килограмм тория будет производить электричество, производимое 200 кг урана. Вполне возможно, что в будущих электромобилях будет использоваться не литий, а торий. Это то, к чему стремится мир. Поэтому, если мы сохраним торий, не продавая его сейчас, то следующему поколению будет легче.

Беседовал директор КНИА «Кабар»
Медербек Шерметалиев.

Комментарии

Оставить комментарий