• 84.78
  • 96.26
  • 1.11
  • 0.2

Багдад Амреев: "Все тюркские страны впервые объединились в рамках одной организации"

Тюркский совет 0

Читайте и смотрите нас в

Создание Организации Тюркских Государств создало «новую геополитическую реальность» в Евразийском пространстве, – так оценили это событие международные политологи. Генеральный секретарь ОТГ Багдад Амреев рассказал exclusive.kz о том, как дальше будет развиваться тюркский мир.

– В Стамбуле прошло историческое событие для стран Тюркского мира. Не могли бы Вы более подробно рассказать о Концепции Тюркского мира на период до 2040 года?

– Безусловно, VIII Саммит лидеров Организации Тюркских Государств можно назвать историческим событием, привлекшим внимание не только Тюркских стран, но и всех стран, так или иначе взаимодействующих с Тюркским миром. Мы продолжаем получать отзывы не только из государств нашего региона, но и из таких стран как США, Китай, Индия, и арабских стран, что свидетельствует о международной значимости этого события.

Об историческом характера саммита говорит и значение принятых решений. Наиболее важный документ – «Видение Тюркского мира – 2040», в котором на 20-летний период определены основные параметры сотрудничества и взаимодействия в рамках нашей Организации. Это можно рассматривать как послание нынешнего поколения Тюркских лидеров будущему поколению.

Важное значение имеет переименование названия нашей Организации. Хотя она существует уже 12 лет со всеми атрибутами и полномочиями и в качестве полноценной международной организации, переименование придало Организации новый, особый статус, повысило её авторитет и роль на международной арене.

Другим важным событием явилось присоединение Туркменистана к ОТГ. Эта братская страна всегда была неотъемлемой частью Тюркского мира и ранее активно участвовала в деятельности нашей Организации. Таким образом под общим флагом Организации Тюркских Государств объединены все суверенные и независимые Тюркские государства в мире – Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция, Туркменистан, Узбекистан и Венгрия, которая также себя считает частью Тюркского мира.

Следующим важным решением является принятие положений о Наблюдателях и Партнерах. Сегодня многие страны выразили желание получить такие статусы в нашей Организации, что свидетельствует о высоком международном авторитете нашей Организации в мировом сообществе.

Хотел бы подчеркнуть важность и принятой на саммите итоговой Стамбульской Декларации, которая состоит из 130 пунктов и отражает всю повестку дня Тюркских государств на сегодняшний день. Документ включил в себя все вопросы сотрудничества: начиная от политики, заканчивая культурно-гуманитарной сферой, от крупных событий и до небольших, но важных мероприятий.

Декларация была единогласна одобрена и это означает, что Тюркской мир стал более единым и сплочённым.

Еще одним значимым решением я считаю создание Тюркского инвестиционного Фонда, первого финансового института в рамках Тюркского мира. В ближайшие месяцы этот Фонд начнет работать и уверен, что он сыграет большую роль в укреплении нашего сотрудничества, увеличении торгового оборота и объёмов взаимных инвестиций, а главное, в поддержке малого и среднего бизнеса.

В ходе саммита Президент Азербайджана Ильхам Алиев был награжден «Высшим Орденом Тюркского мира». Эта уникальная в мире награда была учреждена 2 года назад главами наших государств и присваивается по решению и подписью 6-ти глав государств. Согласитесь, такого ордена нет в мире.

Первый Орден был вручен Почетному председателю Организации Тюркских Государств, Первому Президенту Республики Казахстан Нурсултану Назарбаеву во время саммита в Баку в 2019 году. В этом году Орден был вручен И.Алиеву за его выдающийся вклад в укрепление Тюркского мира и его роли в освобождении оккупированного Карабаха. Символично, что все Тюркские страны выразили таким образом солидарность с братским народом Азербайджана, разделив с ним эту победу.

Как Вы можете охарактеризовать реакцию международного сообщества на создание Организации Тюркских Государств?

– Международное сообщество внимательно следило за форумом, и его реакция была оживленная, но не враждебная. Было немало вопросов, но явно недружественных откликов не было. Многие политологи оценили переименование ОТГ как «новую геополитическую реальность» в Евразийском пространстве.

В связи с этим хотел бы прояснить следующие моменты.

Во-первых, государства-члены нашей Организации являются братскими народами. Их объединяет не только общая этническая идентичность, язык, культура, духовные ценности и традиции, но и история, география, экономика, информационное пространство. Поэтому создание универсальной платформы, выражающей общие интересы тюркских государств – очень логичный шаг.

Международное сообщество понимает и принимает, что государства могут создавать организации и на этнической основе. Арабы несколько десятков лет назад создали Лигу арабских государств, франкофонский мир имеет Организацию франкоязычных стран, северные европейские страны создали Нордический совет, англосаксонский мир также един и выражает единую позицию во всех вопросах, в Юго-Восточной Азии существует АСЕАН.

Во-вторых, объединение тюркских стран перед такими современными вызовами, как сохранение мира и стабильности, глобальное потепление климата, пандемия, терроризм и экстремизм — это веление времени.

В-третьих, наша Организация была создана 12 лет назад. За этот период не было никаких проблем с внешним миром и никаких претензий к нашей деятельности. Напротив, есть большой интерес к нашей Организации – 15 государств выразили намерение стать наблюдателем.

Это все говорит о том, что мы идем по верному пути, заслужили добрую репутацию и смогли построить конструктивные отношения с окружающим миром. В плохую компанию никто не захочет. Нас это очень радует, хотя мы не можем принять всех. Организация Тюркских государств — это очень позитивное межгосударственное объединение.

– Есть ли риск появления противоречий для государств-членов Организации Тюркских Государств с точки зрения ущерба для действующих обязательств в других международных и региональных организациях?

– Члены международных организаций предпринимают свои действия исходя из своих международных обязательства, будь это на двусторонней или многосторонней основе. Все решения и заявления готовятся заранее, проходят определенное согласование внутри самих государств. Позже они выносятся на обсуждении соответствующих органов, министерских встреч и саммитов Организации. В случае серьезных противоречий с другими обязательствами, на других платформах, страны-участницы вряд ли присоединились бы к этим решениям. А это значит, что их нет.

– Кто и на каких условиях может присоединиться к Организации Тюркских Государств?

– К ОТГ согласно статье 22 Нахичеванского соглашения, подписанного 12 лет назад, могут присоединиться только тюркские государства. Как правило, к ним относятся те государства, в которых большинство населения относятся к тюркским народам и один из тюркских языков является государственным.

Исходя из этого Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция и Узбекистан, будучи тюркскими странами, являются государства-членами Организации. Туркменистан с 12 ноября 2021 года также присоединился к нашему альянсу. Аналогичное правило также применяется и в отношении к Венгрии. В этой связи можно считать, что Организация тюркских государств окончательно определилась со своим составом, поскольку в мире нет других тюркских государств.

Другой вопрос о статусе Наблюдателей и Партнеров. Я уже отмечал, что довольно большое количество стран от Европы до Азии и вплоть до Латинской Америки хотят получить в нашей Организации статус Наблюдателя. Естественно, мы рады этому, но не сможем принять их всех. Наблюдателей, понятно, не должно быть больше, чем государств-членов. Ими могут стать те страны, у которых на конституционном и национальном уровне один из тюркских языков является государственным или официальным на всей ее территории. Тогда мы сможем принять их. Есть страны, которые готовы придать такой статус некоторым тюркским языкам или находятся близко к этому.

Имеется еще статус Партнера, для которого предусмотрены более гибкие условия принятия. Любая страна или организация может стать Партнером при наличии общих интересов и проектов сотрудничества по разным направлениям, в. т.ч. экономике, транспорте, культуре и др. Мы будем оформлять Партнеров через подписание специального соглашения. Организация Тюркских государств готова к установлению партнёрских отношений со всеми странами мира при наличии общих интересов и открыта для конструктивного диалога и взаимовыгодных связей со всеми, кто готов с нами сотрудничать.

– Может ли к ОТГ присоединиться, например Россия, где проживают много Тюркских народов?

– В мире много государств, где проживают тюркские народы: Россия, Китай, Иран, Афганистан, Европа и США. Естественно, нам не безразлична судьба наших собратьев. Однако, как межгосударственное объединение, мы можем иметь дело только с государствами и центральными правительствами и не можем работать напрямую с тюркоязычными сообществами, чтобы избежать обвинения во вмешательства во внутреннее дела.

Для контактов и поддержания связей с тюркскими меньшинствами у нас есть такие организации как ТЮРКСОЙ и Тюркская академия, которые осуществляют деятельность в сфере продвижения и популяризации культурного наследия тюркских народов, науки, образования и истории.

Что касается России, то действующее Положение о Наблюдателях относится и к ней. Вместе с тем, мы открыты для партнерства с Россией, как и с другими дружественными странами.

Когда задают вопрос такого характера, я всегда напоминаю, что государства-члены нашей Организации – самые дружественные и близкие для России страны. Вряд ли есть в мире столь близкие и дружественные страны к России как Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан, и даже Турция. К тому же все потребности наших отношений с Россией перекрываются уже имеющимся огромным количеством двусторонних договоренностей.

– Создание общего тюркского информационного пространства – одно из ключевых условий его развития. Есть ли какие-то конкретные планы в реализации этого направления?

– Создание общего информационного пространства — это уже данность. Любая информация моментально появляется в интернете, в том числе и о событиях в Тюркском мире. Тем не менее, формирование информационного пространства Тюркского мира является одной их важных задач нашей Организации. Развитие цифровых технологий в современном мире привели к беспрецедентному увеличению влияния СМИ, особенно социальных сетей, в формировании общественного мнения и сознания. В ходе 3-го заседания министров в сфере СМИ в апреле этого года в Баку стороны одобрили «План действий на 2021-2022гг.» и договорились о создании Координационного комитета по работе со СМИ.

Сейчас также идет активная проработка создания единого «Международного тюркского новостного канала» и укрепления сотрудничества между информационными агентствами и национальными телеканалами. Возможно, мы ускорим создание единого новостного канала, на котором работали бы не только представители СМИ из одной страны, а «комбинированно» из других государств-членов Организации, чтобы 24 часа информировать весь мир о важных политических, экономических и общественных процессах наших братских стран.

– Как вы оцениваете перспективы военно-политического сотрудничества тюркских государств?

– Как я ранее подчеркнул, деятельность нашей Организации не включает военные аспекты сотрудничества, не только по причине участия Турции в НАТО и Казахстана с Кыргызстаном в ОДКБ. Наши государства-члены не имеют намерений превращать Организацию тюркских государств в военную структуру и не видят объективной необходимости в этом.

На Стамбульском саммите нашими государствами-членами был принят концептуальный документ «Видение Тюркского мира – 2040», в котором также нет военного сотрудничества в рамках Организации Тюркских стран.

Вместе с тем, это не означает, что в двустороннем формате такое сотрудничество исключено. Это суверенное право самих государств. На двустороннем уровне проводятся учения и тренинги военнослужащих, осуществляется обмен опытом в подготовке и переподготовке кадров и новейшими технологиями и с разными странами, в т.ч. между рядом тюркских государств. Некоторые Тюркские государства, насколько мне известно, имеют также ту или иную форму сотрудничества и с НАТО.

– Как вы думаете, может ли концепция Тюркской интеграции рассматриваться не только как внешнеполитический проект, но и как основа для внутренней консолидации обществ наших государств? Как тюркский фактор может влиять на внутриполитические процессы?

– Если говорить о влиянии Тюркского фактора на внутреннюю политику наших стран, то следует рассматривать его в двух плоскостях.

Первый: если речь идет о влиянии тюркского фактора для внутриполитической консолидации общества, то я уверен, что тюркский фактор действительно может объединить общество и укрепить государства, при условии того, что не будут ущемлены интересы и других сегментов общества.

Прежде всего мы казахи, узбеки и кыргызы, а потом мы тюрки. Вряд ли мы сможем изменить многовековую идентичность. Для большинства населений наших стран тюркская идентичность считается одним их главных элементов нашей национальной идентичности. В этом плане, действительно важным является роль и влияния тюркской идентичности в консолидации общества и укреплении государственности. Ведь это объединяет нас, значит делает нас сильнее.

Было бы неразумно игнорировать этот фактор для любого политика, который хочет заручиться поддержкой той части общества, которая себя считает тюркской и вряд ли это можно расценивать, как популизм. Скорее, это учет интересов большинства, что является основополагающей нормой демократии. Но, при этом, важно бережно относиться к интересам и национальных меньшинств.

Другой вопрос, влияет ли Тюркский мир или общетюркские объединения на внутриполитические процессы в Тюркском мире?

Нет. Международный тюркский фактор не оказывает существенного влияния на внутриполитические процессы и общественное мнение в наших странах, поскольку наши страны не стремятся воздействовать на внутреннеполитические процессы других братских странах. Никогда не слышал, что узбеки, казахи или турки вмешивались во внутренние дела других тюркских государств. Здесь нет попыток распространения своего влияния, навязывания своих ценностей, преследования своих корыстных интересов под каким-либо предлогом.

В Организации Тюркских Государств полностью отсутствует гегемония той или иной страны, претензии друг к другу и намерений вмешиваться во внутренние дела друг друга. Наоборот, суверенитет каждого государства неоспорим и свят для всех стран Организации.

Поверьте, Организация Тюркских Государств на деле бескорыстное, дружественное и братское объединение стран. Считаю, что это и есть одно из самых главных преимуществ нашего тюркского сообщества.

Стамбул, Турция,

1 декабря 2021 гола

Комментарии

Оставить комментарий